Телефон 8 (495) 642-7213

Статьи

10 Февраля 2017

Neil Harbisson: Звук цвета

Удивительная цвето-звуковая история от Нила Харбиссона:

Я родился с редкой зрительной особенностью, ахроматопсией, то есть полной неспособностью различать цвета. Я никогда не видел цвет и не знаю, как он выглядит, потому что вижу только в оттенках серого. Когда я был ребенком, я также не видел цвета, но не мог игнорировать то, что они существуют, потому что они присутствуют в словах, которыми мы пользуется каждый день, например: желтые страницы, красный крест, Bluetooth, зеленая карта, Джемс Браун (Brown - коричневый) и т.д. Иногда люди используют цвет как некий код/обозначение: холодная вода, горячая вода. И если бы меня кто-то спросил: «Не видели ли вы человека с рыжими волосами, голубыми глазами, одетого в розовый?» Я бы не смог дать ответа, потому что единственная информация, которой я обладал, это то, что у человека есть волосы, глаза и что на нем есть одежда. Вот почему я решил научиться музыке. Я думал, что в музыке нет цвета, но ошибся. Существует много теорий, о неком соответствии цвета и звука. Поэтому я решил, что вместо того, чтобы игнорировать цвет, я создам «третий глаз», который позволит мне слышать цвета.

neil_4_1.jpg

Первым прототипом была веб-камера, подсоединенная к пяти килограммовому компьютеру с программным обеспечением, которое мне позволяло слышать ноты цветовых частот. Я понял, что красный цвет звучит как Фа, желтый как Соль, а синий как До. Спустя три года я смог различать все визуальные цвета. Затем я добавил инфракрасный и ультрафиолетовый. Сейчас я могу воспринимать больше цветов, чем возможно различить глазом. Инфракрасный помогает мне услышать сигнал тревоги в магазине или банке. Ультрафиолет подсказывает мне хороший или плохой сегодня день для принятия солнечных ванн.

neil_1_1.jpg

Я решил, что не хочу использовать технологии, не хочу их носить, я сам хотел стать технологией. Я создал антенну и отправился к доктору, спросил его, сможет ли он имплантировать антенну в мою голову. Он сказал: «нет, мы этим не занимаемся». Биоэтическое сообщество тоже сказало нет. Но все-таки я смог найти врача, который выполнил то, о чем я просил. Мою голову просверлили четыре раза. В первый раз – чтобы установить чип, два раза, чтобы установить антенну и еще одно отверстие для интернет-соединения. Таким образом, я смог получать информацию о цветах со всего мира. Спустя два месяца антенна и кость срослись и стали частью моей головы. Мой мозг изменился: соединение программного обеспечения и мозга создали новое ощущение цвета.

news_small_1.jpg

Моя повседневная жизнь изменилась очень сильно: раньше я одевался так, чтобы хорошо в этом выглядеть, теперь иначе – чтобы хорошо звучать. Например, сейчас, я одет в До-мажор, мажорную гамму. В минорную, я, например, могу одеться на похороны. Также я могу носить песни. Платье может звучать как песня «Moon River», а галстук как электронная музыка. Цвета в интерьере моего дома подобраны таким образом, чтобы хорошо звучать: гостиная звучит в До-мажоре, кухня звучит фиолетовым, он звучит высоко, чтобы я был всегда на чеку. Пол красный, чтобы давать глубокий звук. А потолок беззвучен (белый или черный), чтобы лучше спать. Также я могу есть свои любимые песни, это зависит того как и какую еду я разложу у себя на тарелке. Я могу создавать собственную музыку, глядя на разные вещи. Когда идешь по супермаркету, это словно прогулка по ночному клубу, где музыка доносится из каждого угла. В магазине место, где музыка наиболее приятная находится в зоне, где продают чистящие средства. Искусство для меня тоже изменилось. Теперь я могу слышать Пикассо или Энди Уорхола. Художники для меня стали композиторами.

neil_3_1.jpg

То, как я воспринимаю человеческие, лица тоже изменилось, потому что теперь я смотрю на кого-то и могу слышать музыку лица. Я люблю рисовать звуковые портреты, когда вместо того, чтобы использовать краски, я записываю звуки, которые издают глаза, кожа, волосы и губы, и затем отправляю людям этот звуковой файл – их портрет. Каждое лицо звучит по-разному. Что я осознал, так это то, что люди, которые говорят, что они белые, на самом деле не белые, они немного оранжевые; те, кто говорят, что они черные, на самом деле темно-оранжевые. Люди - они не белые и черные, мы все оранжевые.
Слышать цвета означает, что я могу рисовать то, что слышу: Моцарта или Джастина Бибера. Я могу нарисовать речь Мартина Лютера Кинга или Гитлера. Иногда я даю цветовые концерты, где музыканты учатся звукам цвета, и в тот день, когда идет концерт, они играют цвета, которые я для них проецирую.

В 2010 году я создал Cyborg Foundation (Фонд Киборгов) преследуя три цели: помочь людям стать киборгами, популяризировать «киборгизм» как новое течение искусства, а также, чтобы защищать права киборгов. Мы защищаем права киборгов, чтобы их легально признавали такими, какие они есть. С 2013 года я смог подключиться к спутникам, что позволило мне воспринимать цвета, которые я слышу из космоса.

Я верю,  что став киборгом, вы раскроете природу заново, по-новому, сможете общаться с другими животными. Наличие антенны делает меня ближе к насекомым (ведь у них тоже есть антенки),  стал ближе к дельфинам, потому что у них костная проводимость, и к животным, которые видят в инфракрасном и ультрафиолетовом цветах.
Поэтому я призываю людей становиться киборгами. Тогда вы сможете значительно расширить восприятие природы и пространства, сможете заново открыть для себя планету, на которой вы живете.